Бежали ультрамарафонцы ультрамарафон по Ландманолёйгару — чем не беговая скороговорка?

Исландия вообще славится своими непроизносимыми названиями. Один только вулкан Эйяфьядлайёкудль чего стоит. Название ультрамарафона чуть попроще — Laugavegur Ultramarathon (Ультрамарафон Лёйгавегур), и проходит он через треккинговый маршрут от Ландманолёйгара до местечка под названием, похожим на «насморк» — Тоурсмёрк, который туристы обычно проходят за четыре дня. Протяженность трассы — 55 км, набор высоты — 2200 метров.

В этом году Laugavegur Ultramarathon побил рекорд по количеству участников. Стартовали 512 человека: 333 — мужчины, 179 — женщины. Примерно половина участников — сборная Исландии, половина — сборная мира. Финишировали 430 человек, а 82 — нет, или DNF (did not finish).

Эти 55 км описать какими-либо прилагательными категорически невозможно. Мы как будто пробежали не просто по нескольким континентам, а по разным планетам. Горы, словно коровы-гиганты, ледник, снежные перевалы, вымораживающий холод в горах, так что гели замерзли, а пальцы даже в перчатках заледенели. Затем геотермальные источники, вулканическая пустыня, черный песок, лава, каньоны, которым лет столько, что представить человеческим сознанием невозможно, бессчетное количество леденящих душу и ноги рек, а в завершение — невозможно прекрасная тундра в цвету. Я столько оттенков мха и представить не могла.

Как это было

 

Старт в 9. Четыре стартовые группы с промежутком в 5 минут. Мы с мужем во второй. К месту старта по плану мы должны приехать примерно за полчаса уже в полной экипировке. Время только на мандраж, туалеты, ну и чтобы сдать сухие вещи, которые поедут к финишу в автобусе (багажные бирки есть в стартовом пакете). Но случился форс-мажор — в дороге (вернее, бездорожье) один из автобусов пробил колесо. Старт отложили на 15 минут, а мы приехали за несколько минут до старта. Время на мандраж отменилось.

Два важнейших момента этого ультрамарафона — cut off time (временные лимиты на трассе). Первая отсечка — через 22 км, примерно 18 км из которых — непрерывный подъем в гору, а примерно 7 км из которых — по снегу. Лимит — четыре часа. Вторая отсечка — 38 км. Лимит от старта — шесть часов. Между первой и второй отсечкой всего 16 км.

Если первую успешно преодолеваешь с запасом, то кажется, что времени более, чем достаточно. Я приняла в расчет набор высоты и снежный перевал, наивно думая, что самое страшное уже позади. Но погоду-природу и «равнины» недооценила.

 

Конечно, я была в полной боевой беговой экипировке. Но когда читаешь прогноз «Встречный ветер немного больше, чем ожидалось. Местами дождь», ты даже близко представить себе не можешь все это в исландской версии: встречный ветер со льдом плюс встречный ветер с дождем плюс встречный ветер с песком. Июль в Исландии — это вам не май.

К тому же после спуска с гор и невыносимой красоты долины началось еще одно испытание на прочность. Мы бежали буквально по краю вулкана Валахнукур (вот вам еще одно невыговариваемое название). Извержение вулкана произошло в 1480 году, оставив после себя черную пустыню из песка и лавы, которую нам и нужно было преодолеть до следующей отсечки. К песку прилагался ветер.

 

И последнее испытание, отделявшее от желанной отсечки, дающей пропуск к финишу, — река со льдом, самая глубокая из всех, а было их... после седьмой я сбилась со счета. Один плюс: после можно было поменять резину надеть сухие кроссовки и носки. Вещи для смены на мид-поинте можно было сдать при получении стартовых пакетов. И все это в условиях цигель, цигель, ай-лю-лю. Я смотрела на часы и судорожно прикидывала: успею, не успею... Успела.

Кто не успел уложиться в лимиты, тот DNF и его снимают с трассы — идешь в автобус и плачешь (или радуешься) и возвращаешься в Рейкявик. Ну представьте, ты шесть часов бежишь, идешь, ползешь по горам, льду, снегам, через дожди и ветра, через броды со льдом, через пустыню — и тебя снимают с трассы. Это не DNF, это WTF какой-то!

 

Нет, DNF is not an option. Если бы меня сняли с трассы, я бы определенно рыдала. Но я рыдала уже на финише. Кстати сказать, это был мой первый ультрамарафон, и я не знала, есть ли жизнь после 42 км. Есть! И бег, и жизнь, и невыносимое счастье бытия на финише.

Лошади, пледы и апельсиновый джем.

 

А потом была ночь на ферме у Магнуса и Эммы.

 

Трое детей, три собаки, 10 овечек, 20 кур и маленький табун исландских лошадок. Кстати, в Исландии есть закон, действующий со времен викингов, запрещающий импорт лошадей в страну.

 

За домом шумит водопад. Вода (и питьевая тоже) оттуда, как и электричество - собственный мини гидроэлектро генератор обычное дело.

 

 

Я упорно просыпаюсь в Исландии в районе 4-х утра. Можно ещё поваляться в объятьях постели и мужа. За окном белая ночь и синий шум водопада.

 

 

В 6 утра за стенкой в гостиной зашуршала жизнь. Высунула нос из облака постели и за дверь.

 

Магнус готовит завтрак:

- Как спалось?

- Тихо, сладко.

 

Мы выползли завернутые в шерстяные пледы в гостиную на запах кофе и тостов с апельсиновым джемом. Кстати, то ли это воздух и климат, но уже ничего не болит. Из физических последствий позавчерашнего ультрамарафона только губы коркой, убитый ноготь на ноге и приятно ноющие мышцы.

 

В гостиной полоса препятствий из игрушек. Пахнет простой человеческой жизнью и домашними шоколадными печеньками Эммы.

 

На стене фото семьи Магнуса в 3-м поколении.

- Магнус, это ты маленький?

- Нет, это мой сын. Вот я, это мои родители и сестра. Это ещё родительская ферма.

Они с сыном одно лицо. Только Магнус в очках и лысый.

 

 

Так почему Исландия?

 

Потому что мое слово не "скорость", не "личники", не "преодоление" и даже не "спорт".

Мое слово "ИНТЕРЕСНО". Мне интересно создавать смыслы, исследовать себя и мир, интересно бегать и ZОЖить.

 

- Откуда и куда направляетесь? - спросил Магнус, провожая нас в дорогу.

- Мы едем с юга, с ультрамарафона, бегали по Ландманалойгуру (ураа, я научилась быстро это произносить). Едем на восток, на фьёрды.

- А я пою.

Теперь я счастливая обладательница диска с автографом Магнуса.

ЭТО ВАМ МОЖЕТ БЫТЬ ИНТЕРЕСНО

мы в инстаграм